B2ru о медиаактивностях команд: «Это бред, что они плохо играют, потому что мы снимаем»

Репортер Natus Vincere Яна b2ru Химченко объяснила, почему съемки не влияют на результаты команд и не отвлекают их от игры. В интервью SLTV она также рассказала, в каком графике работает и каким видит продолжение карьеры.

О графике работы

«Ты встаешь в 9:00, приезжаешь сюда [на место проведения турнира] раньше игроков, что-то там ходишь, снимаешь-снимаешь-снимаешь. Они могут, например, между играми отдыхать, а тебе нужно постоянно бодрствовать. А потом они уезжают в 17:00, а мы остаемся монтировать до 00:00.

Получается, ты снимаешь, постоянно тебе нужно как-то держаться хорошо, выглядеть хорошо; тебе нужно быть в тонусе. Если игроки соберутся вдруг пойти куда-то — тебе нужно с ними пойти резко. Потом тебе еще нужно ждать, пока они сыграют.

А бывает, что съемки затягиваются, и тебе нужно какой-то комментарий взять в 00:00 — ты все время вот в таком режиме ожидания, и это сложно. Если бы ты отработал, например, до 17:00 — и все, и дальше у тебя свободное время, — это было бы хорошо. А так ты постоянно где-то, постоянно у тебя внимание везде, тебе надо все знать, и это сложно порой».

О влиянии съемок на качество игры

«Во-первых, например, собираются ребята на буткемпе. К примеру, буткемп длится две недели, и мы понимаем, что нам нужно снять пять видео. И мы их можем даже снять за один день, приехать и за несколько часов — два-три часа — все снять.

Но у нас так работа построена, что когда мы снимаем влоги, часто нам нужно много всяких перебивок, много разных активностей команды. Иногда нам нужно снять, как они играют, как они чем-то там занимаются.

Если честно, это бред, что они плохо играют, потому что мы снимаем. Да, их может в какой-то момент в течение трех часов что-то отвлекать, но все равно — если команда хорошо играет, она хорошо играет, или если команда плохо играет, она плохо играет. И тут не влияет, снимает камера или не снимает. Но, понимаешь, людей не переубедишь — хоть что ты им говори».

О дальнейшей карьере

«Еще год назад я вообще не представляла. Я вот думала, если мне резко скажут: "Яна, мы тебя увольняем", — я не знаю, что делать. Моя жизнь все, разрушена. А сейчас я понимаю, что мне бы хотелось, наверное, как-то поработать над собой, над своим именем, над Twitch. Наверное, я бы на YouTube как-то работала.

Заниматься тем, чем я занимаюсь сейчас, с другой командой мне не хотелось бы. Потому что уже чего-то другого хотелось. Потому что хочется уже вкладывать больше, наверное, в себя. Так ты больше все же в игроков вкладываешь частичку души, а хочется в себя. И переходить в другую подобную организацию — я не представляю себе такого».